В день, когда Святая Церковь чествует обретение мощей Преподобного Сергия, игумена Радонежского, Спасо-Преображенский собор отмечает малый престольный праздник. Накануне торжества было отслужено Всенощное бдение, которое возглавил настоятель собора − протоиерей Николай Брындин. Богослужение проходило в правом пределе в честь преподобного Сергия Радонежского.

18 июля состоялись две Божественные литургии. Раннюю совершил протоирей Владимир Жильцов, позднюю – настоятель собора протоиерей Николай Брындин. Ему сослужили протоирей Игорь Заваринский, иерей Феодосий Амбарцумов и иерей Андрей Смирнов. По окончании Богослужения иерей Феодосий Амбарцумов произнес проповедь на тему праздника:

 

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа

Сегодня, дорогие братья и сестры, Святая Церковь чествует память преподобного Сергия, игумена Радонежского. Проходят года, проходят столетия, из года в год мы чтим память этого великого подвижника, который получил имя «Игумена Земли русской». Мы знаем о тех великих высотах, которых достиг этот человек, знаем о его отношении с княжеским двором, о его роди в истории Руси. Но мы также должны помнить о его аскетическом жизненном пути, который необычен даже для времени высокого подвижничества. Преподобный Сергий не просто начал свое аскетическое делание. В житии говорится, что он ушел в лес, для того чтобы питаться отшельнически. Он ушел не один, с ним был его брат, Стефан. В чаще леса они построили избушку, где собирались совершать свое аскетическое делание.

В традиции восточного православного монашества к отшельничеству или подвигу безмолвия обычно допускались только те монахи, которые долгие годы провели в подвиге общежительного монашества: прожили в монастыре с братией, послушниками и монахами в строгом послушании игумену, духовнику. И только по истечении многих лет им могло быть дано благословение на безмолвие. По словам преподобного Иоанна Лествичника, безмолвие – это подвиг редкий и удивительный. И действительно, они ушли вдвоем с братом, а между тем брат пробыл недолго, не выдержал этой отшельнической жизни и ушел. И потекло время подвига преподобного Сергия, когда он, находившись в полном одиночестве, оказался в том состоянии, о котором говорил преподобный Макарий Египетский, когда подвижник, оставив все в этом мире: близких, друзей, дом, социальное положение, и не только все это, но и желание своей души достичь чего-либо в этой жизни. Он как бы спускается в свое сердце, чтобы там сотворить брань с сатаной. Это страшное делание далеко не все выдерживают, даже просто внешнее безмолвие – молчание. Мы можем представить себе, как трудно бывает просто промолчать хотя бы один день. А этим дням не было конца. Мало того, в борьбе со страстями была предложена еще и борьба с дьяволом, который в таких случаях прилагает все силы, чтобы вытолкнуть подвижника с места его подвига. Не потому, что место имеет какое-то значение, а потому что место означает устойчивость человека в его решимости бороться со страстями и достичь Бога.

И вот преподобный Сергий, все преодолев, становится не просто великим подвижником, но человеком, удостоившимся от Бога великих дарований. О высоте этих дарований мы можем судить только косвенно: в его житии рассказывается о том, как преподобный Сергий совершал Божественную литургию. Послушник, наблюдавший за ним, видел, как огонь ходил по престолу и к моменту причащения он как бы слился и вошел в потир, из которого преподобный причастился огня неопального. И это только то, что было дано увидеть простому послушнику. Какова же была жизнь преподобный Сергий в своей глубине известно только Богу и ему самому.

Вместе с тем мы знаем какое состояние сохранил преподобный Сергий в своей душе. Как говорил Силуан Афонский, смирение – самая главная цель подвижника. Не видение божественного света, ни дары чудотворения, ни дары исцеления, ни высокие молитвенные состояние, смирение по образу кроткого и смиренного Христа является целью подвижника. И вот мы видим, что не все благополучно даже в обители этого великого человека. Странным образом тот самый брат, который не выдержал подвига и ушел из леса, оставив Сергия одного, в какой-то момент не нашел в себе смирения и решился утверждать самого себя в качестве главного в обители преподобного Сергия. Описан эпизод в его житии, когда во время чтения шестопсалмия брат Стефан заявил о своих притязаниях на игуменство. Узнав об этом преподобный Сергий, который слышал все это, находясь в алтаре, подождал, пока закончится вечернее богослужение, молча вышел из храма и ушел из монастыря. Ушел, потому что не хотел ни словом, ни движением души претендовать на какую-либо власть, помня Господа Иисуса Христа, который будучи Творцом мира отказался от всякой власти здесь на земле.

Прошло много времени, за которое преподобный Сергий основал еще две обители. И нужно было Митрополиту Алексию посылать двух архимандритов по просьбе братии самого этого монастыря, чтобы вернулся преподобный Сергий в свою обидеть, без которого обитель потеряла свое сердце. Вот таким было великое смирение этого человека. Это смирение является примером для всякого, кто чего-либо достиг в духовной или какой бы ни было иной области. Помнить о том, как относился преподобный Сергий к хамским и по большому счету нелепым выходкам, которые он мог бы пресечь, пользуясь своим авторитетом.

И наконец, дорогие братья и сестры, самым главным и значительным вкладом преподобного Сергия в русскую историю и аскетическое наследие русской церкви, является выбранный им образ для монастыря. Когда встал вопрос о том, в честь кого будет монастырь, он однозначно сказал: в честь Святой Троицы. Во время разделения Руси (междоусобицы, иноземные владычество) образ Святой Троицы, непоколебимого, вечного, великого Божественного единства, которое не мыслит ничего своего, но полностью живет друг в друге, стало для преподобного Сергий образцом и путем для всего нашего народа и для каждого человека в отдельности. Образ Святой Троицы, как говорили все богословы, есть решение всех человеческих проблем: социальных, политических, общественных, семейных, внутренних и психологических. Если только мы глубоко душою и сердцем будем размышлять о Тайне Святой Троицы и о том, какие отношения являются для нас примером. Будем обращаться к Сергию Радонежскому, помнить, как он относился ко всякому разделению, стараться избежать этих разделений внутри самого себя, в наших отношениях с близкими и в народе нашем, Аминь.

 

Напомним, что Мощи Преподобного Сергия († 1392; память его 25 сентября) были обретены 5/18 июля 1422 г. при преподобном игумене Никоне († 1426; память его 17 ноября). При большом стечении богомольцев и духовенства, в присутствии сына Димитрия Донского, князя Звенигородского Юрия Димитриевича († 1425), святые мощи были изнесены из земли и временно поставлены в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). При освящении 5/18 июля в 1426 году каменного Троицкого собора они были перенесены в него, где и пребывают доныне.